В открытых источниках кредитная кооперация представляется как естественная, исторически сложившаяся в ряде стран, в том числе и России форма финансовой взаимопомощи. Упоминается о бурном развитии кооперации в дореволюционные годы, имеются ссылки на прообраз кооперативов в профсоюзных кассах взаимопомощи на предприятиях. При этом основной упор делается на некоммерческий характер деятельности, многие руководители декларируют принцип «наше главное богатство – пайщики». Действительно, нормативная база предусматривает коллегиальную форму управления кооперативом и взаимную ответственность пайщиков (теоретически). Практически же, управление сложными финансовыми механизмами вроде кредитных кооперативов всегда сводится к единоличному контролю со стороны основателей. Оно и понятно: однажды созданное с нуля предприятие вряд ли стоит пускать по рукам. Никто еще не слышал, чтобы в каком-нибудь кредитном кооперативе, директор реально отошел от управления по результатам общего собрания пайщиков. Такого нигде не было. Были только банкротства (там очевиден конфликт между органами управления и пайщиками), «наследование» должности или номинальные рокировки. Читая строки рекламных статей о том, что «пайщики, обладающие всеми правами, составляют основу кредитного кооператива», невольно задумываешься о том, известны ли автору такие случаи в реальной кооперации…

В России нет ни одного кредитного кооператива, где пайщики постоянно участвуют в управлении. Для начала можно попытаться отыскать КПК, где пайщики сами приходят на очное общее собрание, причем с явкой процентов в 70%! Без придуманных ловких (а потому эффективно мимикрирующих) голосований улицами, участками и прочее… Таких, увы, нет. Россияне пока не готовы к самоорганизации, гражданская активность близка к нулю.

Представляется закономерным, что руководитель кооператива сегодня избирается «по умолчанию», в соответствии со своей профессиональной компетенцией. Если кооператив исполняет обязанности по действующим договорам (сбережений или займов) то зачем выбирать кого-то нового? Что именно, в конце концов, утверждают пайщики? Смету, баланс? Положения? Устав? – Для этого необходимо иметь специальное юридическое и экономическое образование, лучше в финансовой сфере. Совершенно очевидно, что они в большинстве случаев просто голосуют за человека, который создал организацию с нуля и заслужил их доверие годами работы.

Есть мнение, что если у кооператива не будет постоянной команды управленцев «цементирующих» политику предприятия, а руководить кооперативом будут пайщики через общее собрание – кооператив тут же развалится. Проявится конфликт интересов и коллективная безответственность. Вкладчики скажут – проценты по сбережениям надо сделать выше! Заемщики соответственно ниже. Причем все будут уверены – на административные расходы нужен минимум! Зачем нам реклама? Зачем нам квалифицированные (а потому высокооплачиваемые) кадры? Зачем нам удобный, но дорогой офис? Может быть, гаражные кооперативы или товарищества собственников жилья преуспели в таком «управлении»? Вот образ ( в теории) кредитного кооператива: зарплата сотрудников работающих на полставки в 5 тысяч рублей, захудалый офис на окраине города, постоянное безденежье.

А что же мы видим на самом деле? Кредитные кооперативы такие же участники рынка финансовых услуг как банки, ломбарды, центры микрофинансирования. Они так же размещают рекламу, разрабатывают или приобретают дорогостоящее программное обеспечение, оплачивают привлекательные для посетителей офисы, адекватно оплачивают работу персонала. Нормальный специалист не будет работать за идею, уйдет на другую зарплату в банк или к конкурентам. Внутренний процесс кооператива идентичен работе банка. Приписывать популярность кооперации неким особым отношениям, возникающим при вступлении в пайщики смешно. Допустим, Вам нужны деньги. Что Вы делаете? Покупаете газету или спрашиваете у знакомых о существующих организациях, условиях кредитования. То есть, выбираете конкретную организацию среди всех предложений. Где Вам удобнее и выгоднее, там Вы кредит и возьмете. Какая Вам разница, как называется Ваш кредитор? Вот и получается, что идеология практически не влияет на выбор потребителем конкретной финансовой услуги. Он просто выбирает лучший для себя вариант. Многие кооперативы отдельно прописывают возможность оказания пайщикам консультационных, страховых и иных сопутствующих услуг. Ну и что? Вы как называетесь? Кредитный кооператив? Вот и выдавайте кредиты – это ваша основная функция.

Другой аргумент популистов от кооперации – ставки по кредитам меньше, а по сбережениям выше (по сравнению с банками). Ведь кредитный кооператив организация некоммерческая, зачем ей зарабатывать на пайщиках? В реальности ставки по сбережениям и займам зависят исключительно от уровня конкуренции. Чем выше конкуренция, тем меньше разница в про­центах, а значит выгоднее для населения. Если сделать высокие проценты по кредитам – пайщики уйдут к конкурентам. Кредитный кооператив, как и все финансовые посредники, подчиняется законам рынка. Почему проценты по сбережениям в кооперативе всегда выше, чем в банке? Просто потому, что банковский вклад считается более надежным, он гарантируется государством, и кооператив вынужден конкурировать за вкладчика предлагая более высокие проценты. Сегодня в банковской среде постоянно идет процесс укрупнения. Малые региональные банки просто не могут конкурировать с крупными структурами. У них маленькие объемы и высокие операционные издержки, стоимость привлечения средств выше, чем у крупных игроков, словом – они неконкурентоспособны.

Мы видим, что постепенно малые банки поглощаются более крупными.

В таком разрезе будущее кредитной кооперации выглядит более чем туманным. Мало того, что каждый месяц кооперативы заставляют применять новые формы контроля, связанные с повышением расходов на текущее обслуживание, так еще и конкуренция со стороны крупного бизнеса постоянно нарастает. Одной из последних горячих тем кооперативных конференций федерального масштаба стала тема вхождения западного капитала на Российский рынок микрокредитования. Участники рынка ожидают, что летом следующего года после завершения создания рынка микрофинансовых услуг, откроются шлюзы для серьезных западных игроков и тогда… «В страну хлынет поток дешевых, длинных денег. Мы в течение года – полтора получим таких мощных конкурентов с такими условиями выдачи кредитов, которые нам и не снились, – говорит Павел Сигал, основатель крупнейшей в России сети микрофинансовых организаций и кредитных союзов. По некоторым сведениям, западные игроки уже активно изучают российский рынок и делают пробные шаги – появляются якобы российские компании, за которыми фактически стоит западный капитал. Есть мнение, что кредитная кооперация имеет хорошие перспективы для развития, но на рынке после прихода западных игроков ей придется заниматься кредитованием на низовом уровне. Западные игроки будут представлены на российском рынке в виде фондов, некоммерческих партнерств. То есть крупному бизнесу с иностранным капиталом достанутся «вершки», а региональным кредитным союзам – «корешки».

Вот так. Основные темы в профессиональных кругах кооператоров заключаются в решении узких бизнес задач, а не в развитии «отношений с пайщиками, которые являются основой кооператива». То есть экономика первична, а идеология вторична.

опрос о кредитной организации

Если мы отбросим идеологию как средство конкурентной борьбы за потребителя финансовой услуги, то достаточно скоро придем к простым выводам:

Кредитный кооператив не может на равных конкурировать с крупными кредитными организациями. Некоторые читатели сразу спросят: а как же Сбербанк, Россельхозбанк? Они работают почти во всех районах страны, однако кредитные кооперативы успешно развиваются по соседству с ними. Да, это так. До тех пор, пока указанные банки не начали заниматься экспресс-кредитованием под паспорт со сроками выдачи денег в течение получаса. Микрокредитование с минимальным набором документов в короткие сроки – хлеб кооперативов. Если придут (а они придут) специализированные микрофинансовые организации – они разделят этот пирог в свою пользу. Просто предложат заемщикам лучшие условия – ведь у них дешевые деньги и низкие издержки.

Как быть? А никак. Укрупняться и объединяться, но и это слабо поможет. Сколько не укрупняйся, а международный бизнес всегда будет в сотни раз крупнее, а значит эффективнее.

Однако, не все так плохо. Дело в том, что этот процесс будет протекать преимущественно в больших городах. Крупному бизнесу интересны большие рынки, города с высокой численностью населения, развитой системой денежного обращения. Деньги тоже бывают разными. Россияне в глубинке большей частью пользуются бумажными деньгами, хотя это уже вчерашний день. В развитых странах в ходу электронные деньги. Получаешь деньги на карточку, расплачиваешься «пластиком». В крупном городе практически все магазины и кафе оборудованы POS-терминалами, которые предоставляют возможность расплатиться через банковский счет. В малых населенных такого нет. Доходы – наличными, расходы – наличными. Исключение составляют некоторые категории государственных и муниципальных служащих. Проблема в том, что им этими картами пользоваться в родном городе негде.

Таким образом, функцию кредитных кооперативов можно сформулировать как финансовое посредничество в сельской местности и малых городах в сфере наличного денежного обращения. Что же, будем работать с «корешками».