В этом номере мы изменили обычную форму подачи информации. Тема номера и колонка редактора совмещены по причине необычного формата статьи и ее важной темы. Разговор о сегодняшнем состоянии и перспективах кредитной кооперации двух руководителей: председателя совета Ассоциации кредитных союзов Карелии Светлану Амосову и директора Ассоциации кредитных потребительских кооперативов «Илма» Александра Титовского.

Светлана Амосова:

Мировой финансовый кризис, конечно, не обошел стороной и кредитные кооперативы. Есть и практические подтверждения, и статистика, которую мы ведем в каждом кооперативе. В том числе есть и статистика Российского микрофинансового центра и Национального партнерства участников микрофинансового рынка. Эти организации с четвертого квартала 2008 года проводят мониторинг состояния микрофинансового сектора России.

В четвертом квартале 2008 года во всей отрасли наблюдался резкий отток сбережений, а во многих регионах были и панические настроения. Однако, за 2009 год портфель сбережений вырос на 9%. То есть, можно говорить о возврате доверия населения к кредитным кооперативам в целом. При этом, стоит отметить, что объемы портфелей займов продолжают сокращаться. Причины этих процессов таковы: во-первых, у кредитных кооперативов было меньше ресурсов для того, чтобы выдавать займы, т.к. был отток сбережений, во-вторых, заемщики стали вести себя более осторожно: кто-то из пайщиков потерял работу, кому-то сократили зарплату. Это явление было во многих регионах. Сейчас специалисты говорят, что ситуация стабилизируется – темпы снижения к концу 2009 года замедлились, и скорее всего, в 2010 году тенденция будет положительной.

Есть еще один важный показатель: риск портфеля (все займы, платежи по которым просрочены): во время кризиса он вырос до 4,7% и сейчас продолжает расти, достигнув 7,3%. Но, по оценке экспертов, эти показатели в кредитной кооперации все равно ниже, чем в банковском секторе.

В Карелии на микрофинансовом рынке происходит то же самое, что и в России. Больших проблем мы избежали, потому что у нас работают относительно небольшие кооперативы. Когда вкладываются и выдаются очень большие деньги, а потом в короткие сроки изымаются, как происходило в кризисное время, кооператив может не устоять.

Но у нас давно создана Ассоциация кредитных союзов Карелии. Совместно мы смогли выработать меры противостояния кризисным явлениям. Многие кооперативы окрепли еще до начала кризиса. Но не все. Сейчас мы с коллегами стараемся помочь кооперативам –членам нашей ассоциации, тем, кто больше всего пострадал от кризиса.

К сожалению, это относится не ко всем кооперативам, работающим в Карелии. В нашу ассоциацию были обращения вкладчиков других кооперативов, которые из-за неразумной финансовой политики оказались неспособны выполнить свои обязательства. Помочь таким вкладчикам, когда у кооператива остались только стулья и расчетный счет, к сожалению, нечем.

Александр Титовский:

В прежних номерах «Вестника» я уже писал, что все кооперативы «Илмы» были созданы «в кризис». То есть, мы не успели принять деньги вкладчиков, которые бы начали создавать панику осенью 2008 года. По займам ситуация еще проще: мы их просто не успели выдать «плохим» заемщикам. Мы перешли в активную фазу роста только в конце 2008 года, когда все заемщики из группы риска уже были сокращены или обанкрочены. Еще при становлении «Илмы» я отметил, что в кооперативах Ассоциации кредитных союзов Карелии есть правило о максимальной сумме сбережений принимаемой от одного пайщика. Это самоограничение стало хорошим средством именно в период кризиса. Мы решили взять его на вооружение. При этом мы добавили еще одно – у нас максимальная сумма займа в любом кооперативе не превышает 100000 рублей.

К нам (как и в Ассоциацию кредитных союзов Карелии) тоже периодически заходят пайщики «проблемных» кредитных кооперативов, спрашивают что делать. Я им отвечаю, что есть два пути. Первый – быстрее всех подать иск и попробовать «вытащить» деньги, пока там еще что-то осталось. Или второй – потребовать информацию о реальном состоянии финансов, сделать выводы (если они положительные) и выработать вместе с кооперативом график возврата (рассрочку) сбережений пайщику. В конце концов, если баланс кооператива положительный – стоит ли вообще разводить панику? Если кооператив-должник идет навстречу пайщику, представляет все требуемые документы и может доказать свою положительную динамику – зачем лезть в бутылку? При этом, конечно, не следует увлекаться бездоказательными обещаниями, идти на поводу собственного легкомыслия. Я даже отметил новые «фишки» таких кооперативов. Вам, к примеру, говорят, что сбережения Вам вернуть в настоящее время не могут, зато в случае пролонгации договора сбережений Вам повысят проценты. Вот так. Жадность против страха.

Подводя итог, можно назвать три основных проблемы, с которыми столкнулись кредитные кооперативы в кризис. Это:

1. досрочное массовое расторжение договоров сбережений, и как следствие, невозможность вернуть деньги всем желающим;

2. падение объемов выдачи займов, как следствие падение доходности кооперативов;

3. рост просроченной задолженности.

Последствия и день сегодняшний

Александр Титовский:

С моей точки зрения, сегодня, те кооперативы, которые во время кризиса работали нормально, выполняя все свои обязательства, заработали хорошую репутацию. Число вкладчиков увеличилось, но при этом объективно уменьшился спрос на займы. Сегодня есть вопрос, что делать с этими деньгами. В «Илме» мы решаем его через диверсификацию деятельности. Создаем кооперативные участки в небольших населенных пунктах, с последующим выделением в отдельные кооперативы. Я считаю, что будущее кредитной кооперации в «глубинке». Зачем нужны кооперативы там, где развита банковская сеть? Если раньше банки малых кредитов не выдавали, то теперь специализированные розничные банки выдают хоть тысячу рублей. А раньше это была сфера деятельности исключительно небольших микрофинансовых организаций, вроде кредитных кооперативов. Кризис закончится, банки снова начнут бороться за заемщиков, развивать свои региональные сети. Что останется кооперативам? «Низкокачественные» заемщики, те, кому вообще никто кредит давать не хочет. Поэтому, у крупных кооперативов, работающих в больших городах, как правило, проблемы с «просрочкой» – качество кредитного портфеля низкое. Я знаю, что в поселке «Муезерский» никогда не откроется еще один банк – некого обслуживать. Экономического смысла «заходить» коммерческим банкам в малонаселенные районы нет. Если только властям не получится реализовать проект «Почта-банк», но это вопрос длительного периода времени. По этой причине я вижу долгосрочный и устойчивый рост кооперативов в районах. Наша стратегия нацелена на выделение таких кооперативов в отдельные субъекты деятельности – у них впереди безоблачное будущее с точки зрения экономики. Конечно, таким «кооперативчикам» придется оплачивать бремя членства в саморегулируемой организации (СРО). Но если вопросы экономики решены, вопросы политики будут являться их естественным продолжением.

Светлана Амосова:

В целом по России наблюдается процесс оздоровления микрофинансового рынка. Прежде всего, это связано с тем, что он будет регулироваться. Принят новый закон «О кредитной кооперации» и назначен государственный регулятор: Минфин России. Кооперативное сообщество заинтересовано в том, чтобы улучшить ситуацию в регионах.

В ближайшее время пойдет перестройка и оздоровление рынка, укрупнение кооперативов.

Я говорю об укрупнении потому, что кризис показал, что многие маленькие кооперативы очень уязвимы, потому что не успели создать «подушку безопасности». Все заинтересованы в том, чтобы микрофинансовые услуги были более доступны. Сейчас в России только 4% населения глубинки могут ими воспользоваться, кредитная кооперация в стране развита слабо, спрос на услуги кооперативов есть, значит, крупные кооперативы будут развивать филиальную сеть в районах.

В настоящий момент перед региональными ассоциациями, в том числе перед нами, стоит основная задача – помочь вписаться кооперативам в новые правовые условия. Это непросто. Новый закон №190-ФЗ устанавливает строгие финансовые нормативы: паевой фонд должен составлять 8% от суммы привлеченных средств, а резервный – 5%. В итоге получается, что у кооператива должно быть не менее 13% собственных средств от взятых на себя обязательств. Для многих это серьезная планка. Тот, кто раньше работал разумно, эти требования выполнит. Например, наш Кредитный союз «Алтея» сегодня полностью соответствует законодательно установленным финансовым нормативам . Но есть и другие кооперативы, те, кто не успеет сформировать фонды в соответствии с требованиями. В этом случае кооператив не сможет вступить в СРО (а это тоже одно из основных требований нового закона), и тогда КПК должен будет прекратить деятельность. Сейчас у такого кооператива есть возможность подумать: или он принимает решение о реорганизации, то есть присоединении к какому-то более крупному кооперативу, становится подразделением, сохранив при этом возможность оказывать услуги своим пайщикам, рабочие места, – или есть риск ликвидации в 2011 году.

Кроме того, есть много и других условий, определенных новым законом. Меняется структура управления. Возникает персональная ответственность руководителей, членов правления за убытки, которые возникли у кооператива из-за неквалифицированных решений. Вводятся более строгие требования по бухгалтерскому учету. Есть новые требования к документообороту. Кстати, времени на все это осталось немного, менее полугода. Поэтому сейчас проводятся годовые собрания, вносятся изменения в учредительные и внутренние документы.

Вторая наша задача – помочь кооперативам Ассоциации кредитных союзов Карелии соответствовать требованиям для вступления в саморегулируемую организацию (СРО). По оценкам экспертов, в стране будет 6-7 СРО. Не всем регионам по силам создать свою саморегулируемую организацию. В Карелии это нереально, потому что регион маленький, доходы у населения низкие. Образовать СРО, у которой очень большая ответственность перед государством, будет очень дорого.

На федеральном уровне сегодня существуют два крупных объединения: Лига кредитных союзов и Национальный союз организации финансовой взаимопомощи». Они сумели договориться и организуют одну СРО «Кооперативные финансы». Планируется, что в состав этой организации войдут около 150 участников. Кооперативам придется вводить дополнительные взносы для своих пайщиков на содержание СРО. Мы планируем вхождение именно в эту организацию. Думаю, что в полную силу саморегулируемые организации заработают к середине 2011 года. И, естественно, появятся региональные представительства. Пока многие вопросы не ясны, но в апреле пройдет Форум кредитных организаций в Москве, где будут обсуждаться уставные вопросы, вопросы стандартов и т.д. Сейчас в стране насчитывается около 4,5 тысяч кредитных кооперативов. По оценкам специалистов, через год-два останется примерно 1,5-2 тысячи.

В итоге

Светлана Амосова:

С принятием закона добросовестные кредитные кооперативы в целом выиграют. Сфера кредитной кооперации наконец-таки будет упорядочена, контроль со стороны власти заставит уйти недобросовестные и некомпетентные организации, работающие под вывеской кооператива, мошенничество под видом кооператива станет невозможным. С другой стороны, это не значит, что завтра все пайщики кооперативов получат какие-то гарантии. В рамках нового закона гарантий, особенно для вкладчика нет. До сих пор пока непонятно, что будет со страхованием в кредитной кооперации. Есть закон об обществах взаимного страхования, но он не работает. Может быть, саморегулируемые организации создадут общества взаимного страхования. Мне кажется, что эти проблемы будут решаться поэтапно. Сначала нужно привести свою деятельность в соответствие с законом. А потом уже настанет время упорядочить отношения разных СРО с регулятором – Министерством финансов и создавать дополнительные механизмы защиты пайщиков. Может быть, в будущем, кооперативы обяжут страховать свои риски. В законе предусмотрен компенсационный фонд СРО, но его нужно будет накапливать в течение нескольких лет, а возмещаться из него будет только 5% от накопленных средств. К примеру, обанкротился кооператив, который входит в СРО. А из всего компенсационного фонда накопленных в СРО средств пайщикам кооператива выплатят не более 5%. Это просто мизер. Я считаю, что самая главная гарантия – это контроль, регулярный надзор за кооперативами и их руководством. В этом плане у СРО огромные права и возможности, вплоть до закрытия ненадежных кооперативов.

Александр Титовский:

Пока сделаны только первые шаги, чтобы сделать рынок кредитной кооперации цивилизованным. В прежних выпусках мы неоднократно излагали свою точку зрения в деталях, не будем повторяться. В целом, я согласен со Светланой Михайловной по всем позициям. Кроме одной. Я не думаю, что идет тенденция к укрупнению кооперативов. Просто речь идет о том, что о прежних условиях бесконтрольности руководству кооперативов надо забыть. Теперь правила работы стали не в пример жестче. Конечно, если есть большой штат с юристами, менеджерами и бухгалтерами высокой квалификации выполнять закон проще. Но ведь мы, региональные ассоциации, будем работать дальше. Наша функция проявляется именно в таких непростых условиях. Более того, чем больше кооператив (его активы и пассивы), тем больше нужно создать резервов, фондов и проч. Мы надеемся, что поэтапно сможем снять все острые проблемы в этой сфере за счет повышения квалификации сотрудников кооперативов в свете новых требований законодательства и реализации сбалансированной кредитно-депозитной политики в самих кооперативах.