В прошлом году вступил в силу новый закон «О кредитной кооперации». Наша газета уже не раз обращалась к теме новшеств в кредитной кооперации. Как мы понимаем, пока далеко не всем ясно, что происходит. В некоторых газетах пестрят заголовки о том, что теперь государство гарантирует всем пайщикам сохранность их денег, где-то, наоборот, говорят об очередном «воздушном замке». Попытаемся еще раз разобраться, как именно закон защищает права пайщиков.

КАК БЫЛО РАНЬШЕ

В 2008-2009 годах по России прокатилась волна банкротств кредитных кооперативов и краха финансовых пирамид, созданных под их вывеской. Некоторые кооперативы изначально создавались как пирамиды, другие в силу разных финансовых причин стали банкротами. Долгое время рынок кредитной кооперации не был прозрачным. Произошло это в первую очередь потому, что ни одна государственная организация не контролировала работу кооперативов. Неудивительно, что в кооперации появилось множество людей, не имеющих соответствующего образования, опыта и навыков. Старый закон позволял практически любому принимать от людей деньги и распоряжаться этими финансами как угодно.

КАК БУДЕТ ДАЛЬШЕ

Закон появился в первую очередь для того, чтобы защитить интересы вкладчиков. Одно из главных новшеств в том, что появился государственный регулятор. За кооперативами теперь будет приглядывать министерство финансов Российской Федерации. Однако министерство сегодня не имеет специальных структур для того, чтобы регулировать деятельность такой многочисленной группы юридических лиц (по некоторым оценкам сегодня в России работают более четырех тысяч кредитных кооперативов).

Восполнить этот пробел призваны саморегулируемые организации (СРО). До лета 2011 года вступить в такую организацию обязан каждый кооператив, иначе он просто не будет иметь права работать. Заметим, что за полгода действия нового закона в нашей стране еще не создано ни одной саморегулируемой организации. Тем не менее, они, безусловно, появятся, и будут выполнять две главные функции: надзорную и страховую. То есть кооперативы будут проверяться сотрудниками СРО на предмет соблюдения законодательства, а также будут отчислять средства в компенсационный и, возможно, страховой фонды СРО. И если кооператив становится банкротом, то эти фонды предназначены для выплат вкладчикам. Считается, что саморегулируемые организации будут следить за тем, чтобы в их составе не было недобросовестных кооперативов, иначе несколько таких участников «выгребут» все накопленные средства.

Однако, специалисты полагают, что на формирование таких фондов потребуется не меньше 10-15 лет. Судите сами: ежегодный взнос кооператива должен быть не меньше 0,2% от среднегодовой величины его активов. В общем, отчисления кооператива не могут превысить больше 5% (это если платить те самые 0,2% в течение 25 лет). Если посчитать то получится, что за год кооператив зарезервирует только 1/500 часть от тех средств, которые у него имеются. При этом стоит оговориться, что СРО и Минфин могут представлять дополнительные требования к нормативам деятельности кооперативов.

В настоящее время не совсем ясно, как СРО смогут эффективно контролировать кооперативы на предмет их финансовой устойчивости. С выполнением законодательства все ясно, а как быть с оценками финансовой устойчивости? До сих пор нет ни одной официальной методики их расчета. И потом, неясно, кто и как будет устанавливать границы «опасного» уровня показателей (просрочки, крупных вкладчиков, заемщиков и проч.)

Кооператив может выглядеть абсолютно законопослушным. У него будут правильно учтены взносы, сформированы фонды и так далее. Но при этом у него может быть критический размер просроченной задолженности. На бумаге баланс кооператива красивый, а на самом деле этот кооператив банкрот. Как выявлять такие случаи пока не понятно. Очевидно, что первые действия государственного регулятора должны быть направлены на определение, какие кооперативы дееспособны, а какие нет.

ЧТО ДЕЛАЕТ «ИЛМА»

Как кредитные кооперативы, входящие в ассоциацию «Илма», работают сегодня в таких непростых условиях, рассказала на своем примере директор одного из кредитных кооперативов:

«Мы попытались понять и, по возможности, предвосхитить возможные требования. Прежде всего, установили такие стандарты деятельности, чтобы кооперативы имели постоянный доход и были финансово устойчивыми.

Если кооператив или кооперативный участок показывает тенденцию к росту просрочки, мы меняем кредитные программы. Это значит, ужесточение требований к обеспечению и проверке заемщиков. Если кооператив по итогам месяца может пойти в «минус», мы оперативно начинаем снижать собственные расходы. Такой контроль позволяет подготовить всех руководителей кооперативов к работе под контролем Минфина. С другой стороны мониторинг «Илмы» позволяет работать в соответствии с рыночной конъюнктурой. Кредитная политика нашего кооператива меняется в соответствии с меняющимися обстоятельствами. Недавно у нас открылся банк, который начал выдавать кредиты без обеспечения за час, причем в любых суммах, хоть 10 тысяч. Мы тоже не сидели на месте: оперативно разработали новые кредитные программы без поручителей для отдельных категорий заемщиков, утвердили их на Правлении и сразу почувствовали положительный эффект. Мы в этом смысле получились «пилотным» проектом для всех других кооперативов. Все ждали, что будет с просрочкой. Принято считать, что если выдавать кредит без обеспечения, то просрочка растет. Оказалось, нет. Наоборот, в структуре наших займов доля просрочки оказалась выше именно в обеспеченных займах. Видимо потому, что кредит без поручителей мы даем только когда уверены в заемщике на 100 процентов. Вот он нас и не подводит.

Наш кооператив работает с прибылью, несмотря на то, что кредитный кооператив это некоммерческая организация. Прибыль позволяет формировать капитал, за счет которого формируются резервные фонды, необходимые по новому закону. За счет прибыли приобретается имущество кооператива, которое служит дополнительной гарантией для пайщиков. Только финансово устойчивая, сильная организация способна гарантировать возврат вкладов, вовремя платить налоги и обеспечивать работу своих офисов».